суббота, 1 августа 2015 г.

Кофейный пёс

С тех пор, как я поселилась в приходе Ajuda, часто встречала большого спокойного пса цвета слабого какао с брызгами молочной пенки. Пасть вечно улыбающаяся, а в глазах глупая доброта.

Однажды я увидела его в кафе, буфетчица - молодая бразильянка угощала пса pastei de nata. Он аккуратно, только губами взял пирожное и скромно отошёл в сторону, скушал, посмотрел на хозяйку и слегка поклонился. 
 
Я гадала, имеет ли он дом, или живёт на улице. И вот увидела его вместе с хозяйкой. Пожилая сеньора африканского происхождения, вылинявшая до такого же цвета какао, как и её большой пёс, с такими же белыми крапинами по коже. Мелкие кучеряшки поседевших и поредевших волос украшала ветвь цветущего лилового олеандра. Одета в ярко-изумрудное платье с алыми розами, розовые туфельки, а в руках жёлтая лакированная сумка, которой она лупцанула пса по голове, когда тот приблизился на ворчливый зов. 

Она ругала его, как мужа, что он и такой, и сякой, и гулящий, и пропащий, и шляется неизвестно где, на каждую сучку заглядывается.

Пёс не сердился, лыбился, повиливал хвостом и с обожанием прижимался к ноге хозяйки.
Другой раз я повстречала их поднимающимися по ступеням к двери своего домика. В Лиссабоне есть улочки-лестницы, с дверями жилищ, выходящими прямо на ступени, иногда на таких лестницах имеются небольшие площадки с лавочками и деревцами, где можно отдохнуть и продолжить подъём, или спуск. Хозяйка грузно опиралась на хребтину пса, а тот стойко тянул её вверх. Через полчаса я снова проходила мимо: они сидели на ступенях и тяжело дышали. Сеньора пила воду из пластиковой бутылки, наливала в ладошку и давала похлебать псу.

Как-то на рассвете возвращалась с вечеринки в клубе ILGA-Portugal и на повороте к переулку, где живу, вновь повстречала кофейного пса, бредущего по краю дороги. Внезапно с горы вылетел мотоциклист, его слишком занесло, раздался удар, короткий собачий взлай, мотоциклист едва не вылетел на тротуар, но смог вырулить на проезжую часть, и унёсся с рёвом по откосу в сторону набережной. 

Кофейный пёс лежал на дороге. Бока часто с шумом вздымались. Я подбежала, опустилась на корточку. Глаза пса по-прежнему лучились добротой и некоторым удивлением. Он попытался встать, но не смог. Я вынула мобильник, чтобы позвонить в ветеринарный госпиталь в Restelo, работающий круглосуточно, туда вожу своих собак. Другой рукой гладила голову пса. Почувствовала тёплый язык на ладони. Посмотрела ему в глаза. Этот взгляд мне уже был знаком... уходящий, и счастливый. Я просила немного потерпеть, но пёс закрыл глаза, глубоко вздохнул и умер.

Я села на бордюр и заплакала. Вспомнила всех собак, что встречались мне на жизненном пути. Пожалуй, всегда любила собак больше, чем людей. 

Остановился грузовичок дворников, и дядьки в зелёных комбинезонах закинули труп в кузов. Они узнали пса, и я услышала имя "дона Силестина", так узнала, как зовут хозяйку, но его имя так и осталось для меня неизвестным.

Спустя неделю дона Силестина повстречалась мне на рынке. Покупала стручки фасоли, пучок салата и кило лимонов. На ней было чёрное платье, чёрные туфли, чёрные перчатки, чёрная шляпка с чёрной вуалеткой, и очки в чёрной оправе с чёрными стёклами.

Фото автора.

Маргарита Шарапова ©